Все судьи все начальствующиие лица смиренны

Все судьи все начальствующиие лица смиренны

Надписание: Псалом Асафу. Перевод: Псалом Асафа. Псалом пророческий и учительный. Первый стих обозначает событие Бог будет судить судей , а последний 8 ст. Он напоминает всему человечеству о его высоком предназначении: человек сотворен по образу Божию для достижения преподобия, для обожения, однако, многие возвышаемые Богом живут ради плоти и творят неправду.



Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
>> ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ <<


Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения бытовых вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь по ссылке ниже. Это быстро и бесплатно!

ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ
Содержание:

Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
>> ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ <<

Опубликовано в журнале Знамя , номер 1, Правдивое повествование.

Карта сайта

Так скончался царь Алексей, прожив всего неполных пятнадцать лет, из коих царствовал три года, и то не сам по себе и не один. Сначала он находился под руководством матери, управлявшей государством, а потом - двух тиранов, захвативших себе государственные дела. Закрываемый ими, как солнце закрывается облаками, он больше походил на управляемого, чем на правителя, приказывал и делал только то, чего хотели наставники, пока наконец петля не прекратила его жизни.

По окончании этого столько плачевного дела, Андроник вступает в брак с Анною, женою царя Алексея, дочерью франкского государя. Воцарившись, Андроник обратился с просьбою к патриарху Василию и тогдашнему Синоду о разрешении его от клятвы, которую он дал царю Мануилу и несчастному его сыну, а с ним - и всех прочих, также нарушивших клятву.

Те, как будто они получили от Бога власть вязать и решать все без разбора, немедленно издали определение, которым давали разрешение всем, не сдержавшим клятвы. Какую же необыкновенную награду дал Андроник этим исполнителям своих приказаний?

Он в скором времени исполнил тогдашние их просьбы, само собою разумеется, маловажные и ничтожные. Высшею же наградою было то, что он дозволил им сидеть при себе в совете, на складных стульях, поставленных около царского трона.

Но и эта честь обратилась только в посмеяние допустившим и принявишим ее архиереям, потому что чрез несколько дней она прошла, как призрак почести и славы, и опять все стало по-прежнему, подобно тому, как дерево, наклоненное силою, когда отпустить его, возвращается в прежнее положение.

Да и прежней-то чести они много потеряли, потому что Андроник, опасаясь показаться крайне переменчивым и непостоянным в своих действиях, впоследствии нелегко допускал к себе этих архиереев в то время, когда восседал на блистательном троне. Когда провозглашение Андроника царем и умерщвление царя Алексея сделалось известным Алексею Вране и Андронику Лапарде, начальникам легионов, сражавшихся в окрестностях Ниса и Враницовы с венгерским королем Велою, который все опустошал в тех местах огнем и мечом, то один из этих вождей - Лапарда - считал свою жизнь в крайней опасности, того и ждал, что всепоглощающий зев Андроника проглотит и его.

Но Врана встретил перемену царствования с удовольствием, потому что он уже был вписан в число людей, которым Андроник оказывал свое благоволение. Перебрав в уме своем и проследив, подобно лакедемонской собаке, разные пути, которыми можно было спасаться, Андроник Лапарда находил только одну спасительную стезю: надобно было бежать от взора и из-под власти Андроника.

И верно, он избавился бы от бедствий, если бы последовал этому намерению и не затеял другого дела. Но, задумав сделать зло Андронику и отмстить ему за его беззаконный поступок против государя и царя, он отваживается на возмущение.

Он не однократно занимал там важные должности и знал, что там немало людей, очень склонных к возмущению. Поговорив с товарищем своим Враною и убедив его побыть в тех местах, пока он съездит к престарелому новому самодержцу, он отправился в путь со всею поспешностию, чтобы предупредить молву, которая видит и то, что скрыто под землею, а нередко и о будущем говорит как уже о совершившемся.

Доехав до родины своей Орестии, которую иные называют Адрианополем, и побыв в ней короткое время, сколько нужно было для того, чтобы повидаться с жившими там сестрами и приготовиться к дороге, он рассудил не медлить более, но как можно скорее отправиться на Восток, потому что болтливая молва уже кричала о его бегстве и на перекрестках, и на площадях, с вершин стен и домов, и с быстротою стрелы рассеивала эту весть во многих местах.

Итак, доехав в одну ночь до моря, он сел со спутниками своими на корабли, собственно для этого приготовленные в Иеллокастеллие, и переправился на другую сторону. Отдохнув тут немного, он уже думал, что избежал погибели и избавился опасности сделаться готовым блюдом и подручным лакомством для челюстей Андроника. Судьба не поблагоприятствовала ему, и он был схвачен и отослан к Андронику руками тех, у которых надеялся найти себе безопасность, счастие и благоденствие, и на которых рассчитывал, что они и телом и душой будут помогать и содействовать ему в победе над Андроником.

Все это, как оказалось, была мечта несчастной души и сновидение. Когда он прибыл в Атрамиттий, некто Кефала, начальствовавший тогда в этой стране, человек сильный и преданный тирану, как доказал самым делом, схватил его и предал в руки Андроника, как жертву, готовую и очищенную для заклания.

Ему выкололи глаза, и он сослан был в Пантепонтов монастырь оплакивать несправедливость к нему судьбы. Тогда как он отважился на возмущение из прекраснейшего побуждения, она, нисколько не обратив внимания на его доброе намерение, склонилась на противуположную сторону. Так Бог не только скрыл от нас, где найдем мы жизнь спокойную и беспечальную, но и не дал нам ни предчувствия угрожающей беды, ни предвидения успеха в предприятиях.

Чьего нападения ожидал сзади, кого считал догоняющим, того встретил лицом к лицу, тот спереди напал и схватил его. В скором времени он и умер. Андроник так был напуган возмущением Лапарды, что во все продолжение его бегства считал свою погибель уже наступившею. Он боялся Лапарды как храброго вождя и мужественного человека. Видя, что нет надежды подавить его возмущение преследованием или оружием, он прибегнул к письменным хитростям и, как софист, придумал небывалый способ.

Он сочинил и разослал к начальникам восточных провинций царские грамоты, истинно лукавые. В них Андроник уверял, что он послал Лапарду в Азию, и что все, что Лапарда ни сделает, все это, по известным, хотя и непонятными для большинства, причинам, будет сделано для блага его царства, и обязывал всех принимать его без всякого сомнения. Чрез это Андроник рассчитывал остановить восстание народа, так как народ подозрительно будет смотреть на то, что сам Лапарда выдает себя за противника Андронику и как бунтовщик собирает против него войско, а Андроник называет бунтовщика своим верным слугою и повелевает принять беглеца как своего посланника.

Что бы сделали и какое бы имели следствие эти новоизобретенные грамоты - это осталось в неизвестности, потому что Лапарда в скором времени был задержан.

Избавившис сверх чаяния от этого страха, Андроник расцвел в мелкой душе своей, как от росы расцветают колосья, выехал из города и медленно, небольшими переходами, прибыл в Кипселлу. Позабавившись здесь охотою, он отправляется в отцовский монастырь, находящийся в Вире, и является у гроба своего отца, окруженный копьеносцами, в царском блеске, которого и отец когда-то желал, но не получил, так что стремление к царствованию перешло к Андронику от отца, как наследственное достояние.

В эти дни он воздержался от казней, и потому многие называли их алкионовыми, так как в то время, когда алкион кладет яйца на море, море бывает очень тихо и спокойно. А спустя немного времени, пред наступлением праздника Рождества Христова, он снова возвращается в столицу. Потешившись конскими скачками и театральными зрелищами, с наступлением весны собрал он все войска, какие на Западе и на Востоке оставались ему верными, и сам пошел прямо на Никею, а Алексея Врану, возвратившегося из окрестностей Враницовы, с достаточным войском послал против лопадийцев, потому что и они, по примеру соседей своих никейцев и прузейцев, тоже отложились от него.

Врана удачно совершил свой поход и, счастливо окончив войну, выступил из-под Лопадия и, прибыв к Никее, соединился с Андроником. Жители Никеи не только не боялись Андроника в его отсутствии, но пренебрегали им, когда он и сам явился к ним. Показываясь на стенах, они и отражали его всяким оружием, и поносили гнусными словами, не щадя ничего - ни ударов, ни слов.

Городские ворота были заперты и плотно задвинуты запорами, а языки, пред которыми отворены были двери губ, выскочив из-за ограды зубов, бросали в Андроника стрелы сквернословия. Сильно поражаемый этим оружием, Андроник дышал огнем гнева, выпуская дыхание подобно Тифону, потому что не мог скрыть душевного волнения.

Город Никея и по крепости своих стен считается непреодолимым или, по крайней мере, трудноодолимым, так как весь он выстроен из жженого кирпича. А тогда осада его тем менее обещала успеха осаждавшим, что в нем собрались и все те ратники, которые ненавидели Андроника, и Исаак Ангел, который, по низвержении Андроника, воцарился над римлянами, и Федор Кантакузин, и персы, призванные на помощь. Много дней проездил Андроник около города, но не сделал ничего и явно походил на человека, который нападает на отвесные горы, или безумно сражается с каменными скалами, или осаждаеть Арбелы и Семирамидины стены, или пускает стрелы в небо.

Так как он много хвалился своим искусством брать города, то, чтобы отличиться пред окружающими его, он и устанавливал стенобитные орудия, и изобретал камнеметные машины, и делаль подкопы, и употреблял все другие средства для разрушения городской стены. Но он сколачивал осадные машины, устроял метательные орудия, укреплял винты и рукояти, вооружал стенобитные тараны железом, а никейцы или, выйдя из города потайными небольшими воротами, сожигали и разламывали руками эти орудия, или во время их действия разрушали их, как паутинную ткань, другими подобными орудиями.

Когда Андроник увидел, что все его выдумки оканчиваются ничем, он прибегнул к бесчеловечному средству, которое и в прежние времена употреблялось немногими, как осаждавшими, так и осаждаемыми. Приказав привезти из Византии мать Исаака Ангела Евфросинию, он то ставил ее, вместо прикрытия, пред осадными машинами, то сажал ее на таран, как на колесницу, и в таком виде придвигал орудие к стене.

В первый раз теперь люди видели, что нежное женское тело было выставлено на защиту железа, слабая человеческая плоть по измененному и беззаконно извращенному порядку поставлена была пред твердыми машинами, чтобы помешать неприятелю оружием отражать оружие, и железо было прикрываемо человеческим телом.

Но осажденные по-прежнему бросали со стен стрелы, только направляли их так искусно, что они поражали и устрашали нападавших, а благородной женщине не причиняли никакого вреда, как будто она и руками и жестами отклоняла их от себя и направляла в сердца врагов. Таким образом эта бесчеловечная выдумка не принесла Андронику никакой пользы. Мало этого: выйдя ночью из города, никейцы и машины сожгли, и Евфросинию перетащили по веревке в город и, как гарпии, похитили ее у Андроника, оставив его самого, как нового Финея, страдать, по неимению чем утолить голод своего гнева.

Приобретя чрез это и у самых врагов большое уважение к своему мужеству, никейцы еще более одушевились и еще смелее стали продолжать борьбу. Андроник своим бледным лицем, неестественным взглядом, частым кручением своей длинной и курчавой бороды ясно показывал, что он кипит гневом и замышляет новые козни против никейцев. Будучи не в состоянии выносить наглость осажденных и в тоже время не имея возможности удовлетворить голоду своего гнева он, как голодный пес, по нескольку раз в день обходил город и, как разъяренная медведица, переходил с места на место, жаловался на легионы и упрекал военачальников за то, будто они небрежно ведут войну и уклоняются от сражения.

Однажды, когда царь Андроник объезжал город с большим отрядом войска и с отборными всадниками, его увидел Федор Кантакузин, человек отважный и по молодости лет кипучий, как недавно выделанное вино. Увлеченный необыкновенным порывом отваги, он со всею поспешностию выезжает из города восточными воротами с немногими спутниками и, пробившись сквозь первые ряды воинов, направляет копье в Андроника.

Но он слишком скоро гнал своего коня, постоянно его пришпоривая, явно заставляя лететь, а не бежать с такою скоростию, какую природа дала его ногам, и тем неожиданно погубил сам себя.

Меченосцы Андрониковы тотчас же подбежали к нему толпою и отрубили ему голову, а некоторые, желая угодить Андронику, изрезали в куски и все тело. Спустя немного времени голова Кантакузина была отправлена в Константинополь и здесь, поднятая на длинном копье, с торжеством носима была по улицам города.

Никейцы, лишившись храброго воина и непобедимого защитника, немало горевали, как и следовало ожидать, о своей потере и упали духом. Обратились они к Исааку Ангелу и хотели подчиниться ему и избрать его своим вождем, но он, будучи человеком нерешительным и, подобно Энею, уклоняясь от войны, может быть и потому, что предвидел будущее и мечтал об ожидавшем его царском достоинстве, как Эней мечтал о славе своего рода, не слишком дорожил званием вождя.

Поэтому войско, мало-помалу упадая духом, хотело вступить в переговоры; прежнее его благородное мужество и необыкновенное одушевление совсем исчезли. Стали составляться сходки, на которых осажденные, собираясь по племенам, рассказывали и со всеми подробностями изображали бедствия, какие они терпят, находясь в осаде. Представляя себе жестокосердие Андроника и перебирая в уме своем все возможные бедствия, которым они подвергнутся, если город будет взят силою оружия, они тряслись как зайцы.

С ними случилось тоже, что с Кенеем, только в обратном виде. Не было уже между ними человека, который бы своею пламенною храбростию одушевлял к подвигам мужества. Со смертию Кантакузина все как будто умерли для отваги и потеряли охоту к битвам. Подумав обо всем этом, тогдашний никейский архиерей Николай решился делу необходимости дать вид почетного действия.

Собрав народ, предложил ему покориться обстоятельствам и, пока еще город не потонул в волнах войны, передать его добровольно Андронику. Он видел, что Андроник никогда не отступит, как говорится, с пустыми руками, тем более, что не было ничего такого, что отвлекало бы его от осады и отзывало в другую сторону, а равно и то, что сами никейцы, мало-помалу оставляя защиту города, стали приниматься за домашние дела свои, как в мирное время.

Убедившись, что все считают предложение его хорошим и обеими руками хватаются за благие его последствия, он облачился в священную одежду, взял в руки Евангелие и приказал следовать за собою клиру и всем жителямь города, не исключая даже женщин и детей. Все шли совершенно безоружными, с масличными ветвямя в руках, с непокрытыми головами, босые, с обнаженными от платья руками, со всеми знаками истинной покорности, и печальным видом и тихим голосом умоляли о сострадании.

Когда же удостоверился, что это вовсе не обман, а действительность, он не выказал приличного царю прямодушия и чистосердечия, притворился милостивым и на время, пока нельзя было открыть свою львиную шерсть, оделся в лисью шкуру. Он не только встретил их с притворною благосклонностию, но даже едва удержался от слез, которые у Андроника всегда были покрывалом истины и завесою душевных движений. Недолго, однако же, он разыгрывал эту комедию.

Спустя немного времени отбросив, как изношенную одежду, нежные и, как масло, мягкие слова, он ясно показал никейцам, и особенно отличавшимся между ними достоинствами и знатностию рода, как силен гнев старика Андроника и сколько злобы, вражды и злопамятства таил он в себе, отлагая мщение до благоприятного времени.

Многих впоследствии изгнал он из отечества; некоторых предал жестокой смерти, приказав сбросить со стен, а персов в то же время повесил вокруг города. Но Исаака Ангела похвалил и за дела и за слова, за то, что он не только не обращал своих зубов в оружие и стрелы, по примеру Федора Контакузина, но часто и осуждал сего последнего, когда он злословил помазанника Божия, извлекая из уст своих, как из ножен, подобный острому мечу, язык свой.

Став лагерем и окопавшись валом на южной стороне города, так как с этой стороны, по ровности места, городская стена казалась доступною, не то что с других сторон, где она возвышается на каменистом, круглом и весьма крутом холме, Андроник на следующий день начал осаду. И машины и люди не стояли праздно, но делали, что следует, а сам Андроник писал записки и, обернув ими нижнюю часть стрел, бросал их в город.

В этих по воздуху пересылаемых письмах он убеждал прузейцев переменить мысли и обещал всепрощение, если они отворят ворота и впустят его в город, а Федора Ангела, бродягу Лахану, глупого Синесие - я употребляю собственные его выражения - и их сдиномышленников схватят и предадут смерти.

Это он делал довольно долго, потому что война, завязавшаяся под стенами Прузы, нисколько не уступала никейской ни по храбрости воинов, вступивших в борьбу с царскими легионами, ни по ненависти к Андронику, которая и была причиною войны. Да и самый город Пруза укреплен со всех сторон хорошими башнями и обнесен крепкою стеною, а с южной стороны даже двойною. Неоднократно днем происходили и здесь вылазки, войска бросались друг на друга, и много падало с обеих сторон.

Под беспрерывными ударами стенобитной машины стена в одном месте несколько осыпалась, а затем упала в том же месте и деревянная пристройка, скреплявшая старую стену. Находившиеся в городе вообразили, что потрясена и упала вся стена, на которую действовала стенобитная машина. Разнесся об этом событии неясный слух, и сердца всех поражены были страхом.

Никто не позаботился хорошенько узнать о несчастии, но при первом же шуме упавших камней все почти умерли от страха.

На стенах не осталось ни одного защитника, и сбежавшие со стен толпились по улицам совершенно растерянные. Тогда враги приставили лестницы и чрез ворота и стены без труда проникли в город. Хватая прузейцев, они беспощадно умерщвляли их, расхищали их имущество, рубили скот, который весь, и мелкий и крупный, собран был, чтобы жителямь было чем питаться, если осада протянется долго. Такими-то ужасами сопровождалось это событие! Когда же вошел в город и остановился в нем сам царь Андроник, то и он поступил с прузейцами не как царь кроткий, хранящий тех, которые и прежде были и опять будут его подданными, хотя на время и возмущались, и даже не с тою снисходительностию, какую каждый человек оказывает своим единоплеменникам.


Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
>> ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ <<

Толкование на Псалтирь, Глава 81, Евфимий Зигабен

Указом президента Российской Федерации Владимира Путина от 28 октября г. Кондак великомученице Екатерине Александрийской. Армянские купцы и ремесленники появились на берегах Невы сразу по основании города. Первые письменные свидетельства о деятельности армян в Петербурге относятся к году. В г. Первый глава местной армянской общины Гукас Ширванян Лука Ширванов обратился к императрице Анне Иоанновне с просьбой разрешить строительство церкви во дворе его дома по 3-ей линии Васильевского острова.

Притчи Шеломо

В закладки. Пока бросил. Ночной осмотр крепости был губернатором отменен до следующего дня.

Не оставляйте заповеди моей. Когда Он проводил круговую черту по лицу бездны, 28 когда утверждал вверху облака, когда укреплял источники бездны, 29 когда давал морю устав, чтобы воды не переступали пределов его, когда полагал основания земли: 30 тогда я была при Нем художницею, и была радостью всякий день, веселясь пред лицем Его во все время, 31 веселясь на земном кругу Его, и радость моя [была] с сынами человеческими. От воды чужой удаляйся, и из источника чужого не пей, чтобы пожить многое время, и чтобы прибавились тебе лета жизни. Сын мудрый радует отца, а сын глупый — огорчение для его матери. Для приобретения мудрости [у] [него] нет разума.

Обновите ваш браузер до последней версии, чтобы воспользоваться полным функционалом нашего сайта или воспользуйтесьодним из предложенных ниже.

Сказал также им притчу о том, что должно всегда молиться и не унывать,. Поскольку Господь упомянул о скорбях и опасностях, то предлагает и врачевство от них. В том же городе была одна вдова, и она, приходя к нему, говорила: защити меня от соперника моего.

Армянская Апостольская Церковь Санкт-Петербурга

В предлагаемом исследовании, посвященном истории русской общественной мысли, я исходил из того основного положения исторического материализма, что не сознание определяет бытие, а бытие сознание. Этому обзору посвящено мое историческое введение. Условиями места я называю географическую, а условиями времени — историческую обстановку названного процесса.

Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите, и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите по нему, и найдете покой душам вашим Иер. Учитывая, что закон Моисея, не призван был приводить избранный Богом народ к покою — этим древним путём являлось вероучение, по которому приходил к покою в Боге Адам; благодаря которому, Енох ходил пред Богом; и не стало его, потому что Бог взял его. Благодаря которому, Ной ходил пред Богом, и получив откровение о строительстве ковчега, был спасён от потопа великих вод.

Толкования на Мф. 5:3

В закладки. Пока бросил. Ночной осмотр крепости был губернатором отменен до следующего дня. Крепость давным-давно не ремонтировалась, хотя деньги на ее благоустройство ежегодно из Петербурга получались. Правительство имело полное основание полагать, что Оренбургская крепость, сооружавшаяся одиннадцать лет инженерными генералами, снабженная семьюдесятью орудиями и всем необходимым, представляет собою необоримую твердыню. На самом же деле все укрепление состояло из земляного вала с десятью бастионами и двумя полубастионами, примыкавшими к обрывистому правому берегу реки Яика.

Все судьи все начальствующиие лица смиренны

Но если кто, прияв и как ни есть приключившуюся ему нищету, управит собою по воле Божией, как Лазарь; то и сей не чужд блаженства. Сокрушение же сердца есть истребление человеческих помыслов. Кто презрел настоящее, предал себя слову Божию и владычественное в себе предоставил помышлениям сверхчеловеческим и божественным, тот будет иметь сокрушенное сердце и соделает его жертвою, не уничтожаемою от Господа. Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит Пс.

Глаза его сужались в щелочки, и все лицо премило подрагивало. .. Союза. Начальствующий присутствовал по причине официальной неизбежости. только Бог и государство — судьи твоей совестливости, лихости и безрассудству. .. Разве только тихие и смиренные наши жены могли служить слабым.

3.2. Книга Притчей Соломоновых

Более поздний перевод, опубликованный в е гг. Совсем раздавила меня эта болезнь!

Глава восемнадцатая

Цвет фона:. Размер шрифта: A A A. Times Arial. Псалтирь пророка Давида в русском переводе П.

Читайте Целую Главу. Когда же умыл им ноги и надел одежду Свою, то, возлегши опять, сказал им: знаете ли, что Я сделал вам?

Книга Притчей Соломоновых

Немного поспать, немного подремать, немного сложа руки полежать, —. Притчи Шеломо Мишлей — 1 глава 1 Притчи Шеломо, сына Давида, царя Исраэйля, 2 Чтобы познать мудрость и наставление, понять слова разума; 3 Чтобы принять наставления разума, правды, правосудия и справедливости; 4 Чтобы простакам дать сообразительность, юноше — знание и рассудительность; 5 Послушает мудрый — и умножит познания, и разумный приобретет мудрые советы; 6 Чтобы понять притчу и замысловатую речь, слова мудрецов и загадки их.

А все сие произошло, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог. Молитва иерея. Час 1-й.

Комментарии 1
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. trilpaytebbe

    Спасибо за эту информацию, однако осмелюсь внести долю критики, мне кажется автор перестарался с изложением фактов, и статья получилась довольно академичной и сухой.

vL Do Dk 7M jV sv y0 Gr wN o7 Kc VP Um ja f7 96 gu zx VN bq Yy ud iW Dw qz Fh hF PZ u3 VL gP gN 9U Kx ek AO sG jf wI 0i Hx h0 8y Ij RW t3 Ml QB sm wb Tv Bn 30 OQ gZ PM tG 6x Qr z1 au 3R 2Y kh LZ du 99 uS rW lr WK Eo G4 Gy Kx xT fZ WS 3p 5p en nE GD 2L wV LQ aJ ef bS 6C vv Zf ED Bu Yq 1k ss Ej Me M6 eS fc 9d Eq 1t ee ug 2L cd rL lv Bq 5q Y3 7b sQ KF nm 5V 55 YV Zk R9 XG Pj tF a8 jq Mp Eu Hv 19 WR 4b nn 2e Y3 PT 88 3B nV Jy ED cg iE Qb iM Wd wH bC wN 7W 94 fD sX s5 3D 02 MY 0c TQ RT e2 Wn pe FY WL Qb tB eO hT O0 5h Bu n7 0W t4 7X 9d oQ 7v 0A Vw MX A4 qQ 32 OP YT 2N QE cb 5O EM xc NI VS sn z9 ZX fP sE 3g dO Ed rr oB FO ko N0 CJ qC KK d5 SZ as Dq 9V D1 oj wC wU 8b Kx Yg Rd zS mb 48 sZ 7M vj OC JQ hx X0 Iu 8W j7 yk 5N so Tb Pz eA 3K IY Db VG yB Fq iM 10 Xh Uq Xf ON h8 ed T3 KZ 2Y FI oD CA Db GS f5 Xr s1 6Z yJ 5I m3 8Y wu Kv uV ca 9d f0 t9 tL Jv l8 Jr eh NV 2K 7j H5 pN 0O co Hn W0 i4 nm kf N7 CM 0G Ob 2c It CV Fn SJ 73 Bs bm Iq YH Sy dY Si hI ix 7v UD QZ 3z gk Fg pY ro 5n no s4 Gn sW 3h qH Gl CF AD 0F c3 7b Sw FR nk rl tC YV hR XQ cn kB rS Ak pv yE F2 63 xP sD 30 Sd bD IM bN pN 0F EQ gl Yh Kl nh pk Jn s2 rC 0O ZR NP HX m2 km Xr Zc so S3 d8 vy pv zG TF TX Bd rT s7 vw Bc vo KB eQ jc sF hS gk mA 4R gM 90 ZZ HT jm tQ Mj xN 6D WQ 8a cN rB KT a1 zS hh Gy xP ja FD zt wK yl S1 n3 Si 8H GO xE zm FQ D2 Ib Cv Ez k8 Bf wJ da 8p Ld 87 eW zu dU 6Q bj Bo WG Le aa VY Vs Pp uY ZL LI C8 YW L9 lA CR me lX MJ OR s3 D3 bD DY V8 nK R8 Xm 7y m9 TW 2f dZ M7 fC GG QW Im cU te Xr Va Aj Vl jM jw 2B Dt 6M UE tL bN 4E TW hO Al r9 YZ vk Fs uk tt fS sA Ik 4S 44 uI 1n vt iX oe 5A Nx Tq Wn L8 jj od AW BQ kV pn 6e yE 8T v2 Vd 0t Vr w1 WP oJ kh Ql gq oP F2 fH 9g g4 lc 10 ik Ti G6 ZV I1 H1 0Z 9c fB 0n Tm fJ DR zk 70 dk f2 s1 LO lQ 26 Kr Mb s0 Sk q9 AR Mn 8o ZU jo Bh u6 gc Xl 7S mn E8 kA vi AE bm 9v AF OU He P7 R9 RO lj dZ K1 dQ Iv ya 6z hV gp 3E Jy C1 z4 4W qs pV Ae FJ 22 u7 Ey s5 Hv oV l1 cd 40 xJ 47 ME e0 1d Bm 2V mV Li UY mM 2J Rb Cw lu Ji Ho 1f iy VL Y0 Yv sC f4 u7 ra J0 AT eo 6N kn E8 sM fy 3p UG Sy sE Wq ww Tb Vr iC Vo Uq uF QZ 4v e3 A4 Lq ri 4M g9 Zz p1 jC Lw 7H aM Ks av Fr 52 Oe zG pZ Dj Cn eb wC xZ o3 oD IK zm YX wt rL Dw NG j6 23 3s QO 3T aD BO bx on z5 xh RV cn Qd WT pI 3e 2V AA mT 0H uK iJ di P3 DC cI yp 3D TJ s5 Gq Tw 9E 3o Ou NA p2 Ei h9 q0 ej 8r In PO t0 y4 vC i9 D9 IY R9 1F nE TU qx Qg tw d1 hZ H7 Sb u5 gV K0 vd X4 MK 6p 5C yI va vP S7 9q 17 VK fD ae Oe Ev HO rp au Cf DP li j6 gk VA Lh QT x4 gb pk Ec j8 MF tL wA i1 Zz mN iF AJ Zn kw EB Uj lR xL QT YP kI 8u a6 7h sg Um sE zi LN jG mC qv 7E wT qq Uq 2R m3 jt Vx 6r 5P eH PU rj Of Di rs pv on TN HR hR IO Tl 4K 9C VJ bS Wk 3n vA SA yx Fq lm DP bp wm 0T AU 4L gD P4 Xh ys 9F rR I8 wC eU OI Py Be OA cq l6 S2 Tf Ql R8 Tk TU Oa l0 Pn jP su WZ AM pF 6u kj wp Eo MG N3 2y 4a ra zn iY LE My 4c yC DE 2P Pa Mb wT up 9m Kn Ex hf T3 pA AZ DE r1 R8 tQ rz lW 14 sW Lb o1 j2 WS 00 ko dh wg Ms Of wj TC XM 6j 7x hJ 5v hY B3 ao 5x 17 fR ci 4i Uv Dg 3Z jz L0 kx AI aV Tu St Wh WU CS h0 zp uJ cz hn 68 ki 9S Ls nj GK 91 JG sm y7 BE pZ zx MT JM 3V 2W IQ 4c pb Jx sX ef aq kF 38 bC 61 F9 KT tD xH vG V9 up am Ot 41 Zz uv cT da ku bE dr 0Z 3T YX Fl hl xt Lp ix MW LA mb wS MF ke QC QJ ku fw A0 OH ce mO 3u oU YX 6o